Анатолий Белкин (anatbel) wrote,
Анатолий Белкин
anatbel

  • Mood:

Библейский цикл - 9

Подлинная история Иосифа и его братьев

Иаков крепкий был еврей:
Ночами душными на ложе
Пыхтел, шепча: "Пошли мне, боже,
И сыновей, и дочерей!
Мой род умножится в веках,
Заселит землю Ханаана!" –
Вот так пахал он неустанно
(Причем на нескольких фронтах!).

Тряслась широкая постель
От крика: "Мало! Мало! Мало!" –
Рожали Лея, Зелфа, Валла
И даже хилая Рахель...
Лишь отковав тринадцать душ –
Двенадцать хлопцев и девицу, –
Тайм-аут взял усердный муж,
Решив на том остановиться.

Кто вырастит такое стадо –
Воистину отец-герой:
И от единственного чада
Весь день Содом и геморрой,
А тут двенадцать! Боже правый!
Поди за всеми усмотри!
Но Яков, что ни говори,
Держал в руках свою ораву,
По-деловому и без сцен
Драл за проказы и коленца
И вразумлял: – Вы не младенцы –
Родоначальники колен!

Но и в семье не все равны
И дети в ней не равноправны:
Вот сын возлюбленной жены.
А этот – от жены неглавной,
И, хоть Рахель (помилуй бог!)
Лишь двух братишек отковала,
Но к детям Леи, Зелфы, Валлы
Отец был более чем строг,
И только Оську за промашку
Не драл, и шалости сносил,
И даже красную рубашку
Вне очереди подарил!

Иосиф, чувствуя фавор,
По жизни стал изрядным хамом:
То, обрывая разговор,
Всех посылал по разным мамам,
То уклонялся от работ –
Не пас овец, не мыл посуды –
Короче, старший брат Иуда
Всех остальных созвал на сход.

– Мы, братья, в рубище живём,
И наша обувь каши просит,
А Оська знай обновки носит
И хает нас перед отцом!
Пора засунуть в пасть нахала
Его обидные слова –
И оскорблённая братва
Согласно пейсами махала.

Удобный случай вскоре выпал:
Гоня отару в летний зной,
Иосиф на привале выпил
И стал немного сам не свой –
И вдруг патруль! Прописки нету,
И денег тоже ни гроша –
Короче, взяли алкаша
И двух барашков на котлеты.
А так как Оська возражал
И за грудки патрульных цапал,
Рубаху мент ему порвал
И морду сильно поцарапал.

Конечно, юного нахала
Могли бы братья и отбить,
Но то ли денег было мало,
То ли решили проучить:
– Да он позорит нас, паскуда! –
Кричал Иуда, редкий гад,
А Гад, порядочный иуда,
Добавил: – Хоть он нам и брат,
Но отсидеть пятнадцать суток
Ему невредно, подлецу!
Вот только что сказать отцу? –
И вправду, что? Тут не до шуток!

Любимый сын – и в вытрезвитель!
Не дал бы дуба от стыда
Наш уважаемый родитель...
– Э, братья! Экая беда! –
Сказали хором Дан и Ашер. –
Чтоб не отбросил он коньки,
"Напали, – скажем мы папаше,
На нас позорные волкu!

А наш любимый брат Иосиф,
Рубахой раны утерев,
Сражался храбро, аки лев,
Врагов с полдюжины отбросив;
Но мы спаслись, а он пропал –
Осталась лишь в крови рубашка,
А он лишился сил, бедняжка,
И к фараону в плен попал!"
Пусть он пока слегка отмякнет;
Когда ж, обкатанный тюрьмой,
Братишка явится домой –
Отцовский пыл уже иссякнет!

Так и сказали. Бедный Яков
Гонцов в Египет посылал,
Но ничего не разузнал,
Судьбу сыновнюю оплакав;
Он от душевной простоты
Не ведал модного жаргона –
Где ж ему знать, что фараоны
Всё те ж позорные менты!
Короче, план, рождённый ложью,
Сработал очень хорошо –
Вот только Оська не пришёл
Ни через десять дней, ни позже.

Всё дело в том, что он недаром
Провёл в тюрьме четыре дня:
Не стал рыдать, судьбу кляня,
А подружился с Потифаром;
Тот был конвойным старшиной
И мог замолвить два-три слова –
Короче, жизнь начав по новой,
Иосиф не пошёл домой.
Судьба, достойная мужчин:
Зачислен в штат, надел погоны –
За десять лет у фараонов
Он заслужил приличный чин;
Потом дорос до прокурора –
И как-то, с раннего утра
Людей каких-то для разбора
К нему втащили опера.

Где ж этим людям опознать
В суровом форменном мундире
Того, кого они в сортире
Мечтали некогда дожать?
А вот суровый прокурор –
Он опознал братишек сразу;
Но чем он дальше их замазал –
Про то отдельный разговор.

20.08-01.09, Родос
Tags: Библейское, Стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments