Анатолий Белкин (anatbel) wrote,
Анатолий Белкин
anatbel

Categories:
  • Mood:

115

...


Ю.Х. Рубинштейн (1896-1993)

115 лет назад, 11 февраля 1896 года, родилась моя бабушка Ида, Юдифь Хаймовна Рубинштейн.

По ее линии родом я из Пинска, семья у них была большая.
Прадед мой был директором банка в Киеве, но умер, увы, очень рано (ей было всего лет семь), после этого семья вернулась в Пинск и жила очень небогато, родня помогала, чем могла.

Прадед был в отдаленном родстве с Антоном и Николаем Рубинштейнами - бабушка этим очень гордилась. Вообще она как-то очень тянулась к культуре, любила театр, музыку. В поздние годы была неплохо знакома с Фаиной Георгиевной Раневской, практически ее ровесницей; а когда в каком-то доме отдыха в Прибалтике ее спутали с Софьей Владимировной Гиацинтовой, тоже там отдыхавшей, не упустила такой случай и с ней близко познакомилась,

В молодости бабушка была писаной красавицей - я, понятное дело, этого не застал, но мог судить по фотографиям; впрочем, она и в поздние годы выглядела весьма презентабельно. Да и моей маме и сестре от бабушки тоже досталось: обе они, в общем, всегда были хороши собой. Отличалась очень твердым характером, властностью и решительностью - это сохранилось до последних дней жизни, когда и передвигалась уже с трудом.

После замужества мой будущий дед увез ее в Москву, мама родилась уже там.
Дед был весьма привержен идеям сионизма и хотел уехать в Палестину, тем более, что большая часть бабушкиной семьи туда уже переселилась - любимая сестра Клара еще задолго до революции, несколько кузин/кузенов - в начале 20-х годов; но бабушка воспротивилась этому (по каким именно мотивам - я так и не знаю), а в их семье все решала именно она.

По образованию была она врачом-стоматологом - ее подруги и коллеги еще успели и мне в детстве зубы полечить, приговаривая при этом, что "Идочка, конечно, была у нас самая лучшая". Во время войны была военврачом, офицером, руководила отделением челюстно-лицевого госпиталя, позже долго работала в известной клинике у Петровских ворот.

В 1939 году, после присоединения Западной Белоруссии, мама с бабушкой поехали в Пинск навестить бабушкиных сестер и братьев, все эти годы живших там (и мама ее - моя прабабушка - тоже была жива еще и бодра). Один из братьев после этого уехал в Свердловск, а сестру (или кузину - это я помню нетвердо) "раскулачили" и тоже сослали куда-то в российскую глубинку (но это уже все же был не 1930-й год - дали увезти с собой большую часть имущества, так что она не пропала). Вот только они и выжили, вся остальная родня (несколько десятков человек) погибла в гетто.

После войны связи с теми, кто жил в Израиле, уже не было, а потом бабушка уже и не искала концов, потому что боялась навредить деду, работавшему в не самых открытых местах, и моему отцу-офицеру. Однако в 1966 году несколько потеплело - и какая-то наша дальняя знакомая посетила Израиль "по линии общества дружбы" и там случайно встретилась с бабушкиной сестрой. Возобновившаяся переписка, увы, оборвалась с началом Шестидневной войны; однако через двадцать лет, с потеплением и перестройкой, бабушкина племянница Шломит, увезенная в Палестину еще в 20-е годы маленькой девочкой, приехала в Москву и отыскала нас. Бабушку она найти не рассчитывала, надеялась встретить мою маму (она немного моложе Шломит); однако бабушка была еще жива и вполне бодра духом и тверда памятью. Вот такая житейская история.

После этого, уже в 1991 году, в Израиль поехал я (бабушка, конечно, физически уже была не в состоянии) и обнаружил по всему Израилю разросшуюся "мишпуху", передававшую меня в течение месяца по эстафете из Хайфы в Ришон, оттуда в Тель-Авив и Иерусалим. Клары, увы, уже в живых не было; а вот бабушкину кузину Веру я еще застал, повстречал множество бабушкиных племянниц и двоюродных племянников/племянниц и даже вынужден был составить для себя схему, чтоб никого не перепутать.
Потом вернулся - все пришлось подробнейшим образом бабушке пересказать и показать на фото. Она уже мало вставала с постели, но слушала очень внимательно.

После этого бабушка прожила еще полтора года, дожив в итоге до очень почтенных лет и сохранив, несмотря на физическую слабость, твердость духа и властность характера.
Надеюсь, все эти "рубинштейновские" гены - вообще залог активного долголетия. Маме моей уже 88, а той же Шломит скоро 97 (как и ее мужу), а голос ее в трубке все еще бодр. Бывая в Израиле, я их непременно навещаю, люди они просто чудесные.
Такие дела.

Светлая тебе память, бабушка Ида.
Tags: Из будущих мемуаров, Мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments