October 3rd, 2015

дружелюбный диалог

Письменность - 1

...
Года три с половиной назад написал я несколько необычное стихотворение, показавшееся мне хорошим, и выложил его в этом блоге. Я отношу его к программным, т.е. смысл его был вполне понятен (что бывает отнюдь не всегда), но осталось ощущение некоей недосказанности, недоговорённости...
Позже я почувствовал, что это - просто часть чего-то большего, и этим летом как-то неожиданно написал вторую часть, куда более туманную, но всё ещё программную.
Наконец сейчас родилась и третья часть - она уже откровенно проблемная, но зато ощущение недосказанности ушло.
Для полноты картины вновь выкладываю все три части триптиха - каждая в отдельном посте.

Комментарии приветствуются.

============================================================================================
........ I ............
       Любите живопись, поэты!
       Лишь ей, единственной, дано
       Души изменчивой приметы
       Переносить на полотно.
                 Н. Заболоцкий




Поэт, сидящий за экраном,
Как незавидна жизнь твоя –
Клавиатура бытия
Её наполнила обманом:
Конечно, десять шустрых пальцев
Быстрей, чем резвое перо,
А то, что вышло не острó,
Поправить тоже не хитрó;
Но жалко всё-таки страдальцев,
Презревших, Музе вопреки,
В водовороте ускоренья
Всю радость плавного движенья
И прелесть медленной строки.

А вот блокнот – он придаёт
Целенаправленность поэту:
Бумага кремового цвета,
Ляссе, тиснёный переплёт;
Ложится медленно и плавно
В блокноте каждая строка,
Здесь все слова – наверняка
И буквой, выписанной явно,
Горда уставшая рука.
И если вам не всё равно,
Писать ли в Вечность, или в Лету,
Любите рукопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано.
дружелюбный диалог

Письменность - 2

........ II ............
       Любите живопись, поэты!
       Лишь ей, единственной, дано
       Души изменчивой приметы
       Переносить на полотно.
                 Н. Заболоцкий


Когда ретивый сочинитель,
Вцепляясь в резвое стило,
Строчит истории назло,
Как истинный суде́б вершитель,
Забывши факты, даты, лица,
Творит, событьям вопреки,
И каждый перевод строки
Сулит сплошные небылицы –
Ему б задуматься о том,
В какие лезет он потёмки
И как надменные потомки
Оценят пухлый этот том;

Ума добавить и харизмы
Герою складного стиха –
Порою в этом нет греха,
Но и плодить анахронизмы
И чушь прекрасную нести,
Быль и враньё перемежая, –
Заслуга тоже небольшая...
Короче, только два пути
Остались честному поэту:
Один – писать из головы,
Хитросплетения канвы
Расцвечивая по сюжету;

Ну, и второй, отличный путь –
Чтоб относиться с должным тактом
К делам, событиям и фактам,
Трактуя их не как-нибудь,
Не сочиняя просто так,
Не искажая всё, что можно
И что нельзя,
....................ценить надёжный
Источник – в этом самый смак.
И если вам не всё равно,
Верны ли факты и сюжеты,
Любите летопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано.
дружелюбный диалог

Письменность - 3

........ III ............
       Любите живопись, поэты!
       Лишь ей, единственной, дано
       Души изменчивой приметы
       Переносить на полотно.
                 Н. Заболоцкий


Когда потребует поэта
К священной жертве Аполлон
,
Едва ли осозна́ет он,
Сколь изобильна жертва эта,
Забывши сон, питьё, еду,
Презрев житейские забавы,
Творит поэт не ради славы,
Отдавшись гордому труду,
И, упоённый силой слова,
Под спудом спавшей до поры,
Куёт он строфы, как подковы,
Ровняет строки, как вихры;

Духовной жаждою томим,
Творец, подобный полубогу,
Один выходит на дорогу
И путь кремнистый перед ним,
А за спиною тяжкий груз
Из образов невоплощённых,
И слов, ещё не изречённых,
И шёпота невнятных муз;
Но, не жалея сил душевных,
Он торжествует оттого,
Что кровью сердца своего
Струит потоки слов волшебных.

Что ж, эта жертва хороша,
Она вполне во вкусе Феба –
Вода и хлеб, земля и небо,
Пространство, время и душа;
Но и самой свободой слова
Отчасти жертвует поэт –
И приглушает яркий свет,
Чтоб не смущался бестолковый
От неожиданных идей;
А потому, усвоив это,
Любите тайнопись, поэты -
Лишь ей, единственной.
.............................................Лишь ей...
Main squirrel

Внеклассное чтение - 190

page-13358-chen-etna
Ещё один роман Мастера Чэня - "Этна" - сюжетно продолжает линию "Дегустатора".
Тот же герой, на этот раз переселившийся в Италию (на Сицилию), занят он фактически тем же (пишет о разных винах, причем - благодаря автору-специалисту - пишет интересно и вкусно), опять втянут в какую-то мутную историю, которую расследует, пытаясь идти неведомо куда и найти непонятно что.
Конец вот только невнятен. Да и не только конец. Сама история невнятна - какое-то случайное мелкое ДТП, переполошившее серьёзную охранную структуру, занимающуюся организацией некоей встречи, также довольно невнятной. Короче, все стоят на ушах - поди пойми почему.
Однако превосходный слог автора, вдохновенно описывающего прекрасную Сицилию и людей, живущих там и делающих прекрасное вино, искупают некоторую невнятность сюжета. Читать было очень любопытно - даже при том, что до сих пор хороших сицилийских вин я, профан профаныч, как-то не встречал, по мне они резковаты, слишком много там солнца.
Хотя не исключаю, что есть там и шедевры - просто они не для рядового потребителя типа меня.
Вставные стихи Веры Полозковой тоже очень хороши (впрочем, её же рэп-творчество, также вставленное в книгу, понравилось куда меньше, хотя герой книги персонажем-рэпером откровенно восторгается, называя "великим поэтом").

В общем, рекомендую Не так активно, как "Дегустатора", но всё же.
В Сети можно найти, я тоже выставляю (fb2).

Прочие книжки для чтения - как обычно на моей Книжной полке.