June 7th, 2012

дружелюбный диалог

Якутский триптих

1.

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я снова посвящаю стих небрежный...
М.Ю. Лермонтов


Тебе, тебе, Восточная Сибирь,
Я ныне посвящаю стих подробный:
Здесь не растут папайя и имбирь
И для бананов климат неудобный;

Повсюду здесь, куда ни кинешь глаз,
Разбросаны дары родной природы –
Здесь есть руда, алмазы, нефтегаз
И коренные малые народы;

Стоят на сваях в городе дома
В тревоге перед вечной мерзлотою –
Знать, нелегка угрюмая зима,
Да и весна не блещет теплотою...

И вот на территории Сахи
Я ощутил себя почти якутом
И даже вздумал сочинять стихи,
Жаль, языка не знаю почему-то.

Здесь славный и приветливый народ,
Наливший мне кумыса, а не коки,
Но я б хотел прожить земные сроки
Не здесь, а где-нибудь наоборот.

7 июня 2012 г.

----------------
Мне известно, что Саха НЕ склоняется.
Все слышали?
пристальный интерес

Якутский триптих

2.

Тем интересна дальняя Якутия,
Что имена людей звучат как праздник,
Однако же, друзья, дошел до сути я:
Здесь антропонимический заказник!

Попались мне за куцую неделю
Гаврил, Данил, Степан и Филимон,
Я повстречал Ерёму и Емелю
И двух весьма пленительных Мотрён;

Девчонка – натуральная японка,
Как будто бы с гравюры хокусаевой,
И взгляд напоминает оленёнка,
А в паспорте – Глафира Колупаева;

Однако и среди родных осин
Был у меня приятель белобрысый,
Картошкой нос, на морду славянин,
По имени Альфонсо ди Бертисо,

А потому Прасковьей и Глафирой
Недолго удивляется простак –
Ведь роза пахнет розой, по Шекспиру,
Хоть розой назови ее, хоть как.

7 июня 2012 г.

Этот пост можно прочесть также в моем резервном блоге на dreamwidth.org.
Комментировать можно и там, и здесь. Но здесь я чаще бываю.
Вот так!

Якутский триптих

3.
Мне рассказывал тихий еврей
Павел Ильич Лавут...
В.В. Маяковский

Однажды пожилой якут,
Родившийся в глуши наслега
Полярной ночью, среди снега,
Мне говорил, что их зовут
Весьма простыми именами,
Уже забытыми меж нами:
– Имя даёт нам тот, кто крестил:
Тихон, Федул, Гаврил.

Из любопытства я сказал:
– Макар Макарыч, а поведай,
Как звали прадеда и деда? –
Ответ был: – Я их не застал,
Но дети прадеда Самсона –
Давид, Иосиф и Иона! –
Что же, среди якутских степей
Каждый второй – еврей?

– Так-так, – подумал я, – хитрит! –
А вслух сказал ему: – Отлично!
Что ты якут – я вижу лично,
Но ты при этом не аид? –
И он убил меня ответом:
– Я часто думаю об этом!
Вкрался, быть может, ссыльный еврей
В гущу моих корней!

Вот я и думаю о том,
Как может кто-то, Анатолий,
Евреем быть какой-то долей
И быть при этом якутóм? –
– Вполне! – я друга поддержал
И классика подрихтовал:
"Мне рассказывал тихий якут
Павел Ильич Лавут..."


7 июня 2012 г.

Этот пост можно прочесть также в моем резервном блоге на dreamwidth.org.
Комментировать можно и там, и здесь. Но здесь я чаще бываю.