August 16th, 2006

Main squirrel

Внеклассное чтение - 26


Двадцать четыре Насреддина


В недавней дискуссии о смешных книгах имел я неосторожность похвалить горячо любимую мной дилогию Леонида Соловьева - и нарвался на снисходительную отповедь г-на true_kaa о том, что, дескать, читать надо первоисточники (сиречь оригинал: “Двадцать три Насреддина”).
Смутные сомнения по этому поводу у меня были (случалось мне читать ранее всевозможные сборники анекдотов Ходжи Насреддина и Моллы Насреддина - мир с ними обоими! - и бывали они откровенно скучноваты); но привитое с детства уважение к первоисточникам взяло верх.
Короче, выписал я эту книгу (и даже более полное второе издание 1986 г. - теперь там насреддинов уже 24 - с солидными академическими комментариями, словариком терминов и скрупулезным сопоставлением разноязыких источников) и заставил себя ее прочесть.

И лучше бы я этого не делал.

Более скучной книги мне не приходилось читать уже давно.
Более того, 95 % приводимых в ней баек - настолько идиотские и тупые, что просто диву даешься. Ходжа Насреддин (и его многочисленные аватары) предстает в них не мудрецом, лукаво примеряющим шутовской колпак, не шутом-трикстером, не веселым плутом, каким мы его привыкли считать, но натуральным дебилом, кретином, хамом и полным тормозом.
Он отнюдь не умнее и не хитрее своих собеседников или соседей, над которыми, вроде бы, подшучивает и издевается, - он гораздо глупее и дурнее их всех: от последнего соседа-дехканина до Тимура и эмира бухарского. Хотя они все - дураки, но он в большинстве случаев - куда больший, уникальный, патентованный осел и болван.

Стремление к полноте сыграло с составителями книги очень скверную шутку: смешав фунт повидла с двадцатью фунтами дерьма, получили они, как и следовало ожидать, двадцать один фунт дерьма.
Тем с большим уважением стал я теперь относиться к гениальной книге Леонида Соловьева: он-то сумел отобрать подлинные крупицы народного юмора, жемчужные зерна, изредка взблескивающие в этой огромной навозной куче, он-то сумел их огранить и создать подходящую для них оправу !

Кстати, примеры историй, выставляющих Ходжу Насреддина редким идиотом и тупым хамом, у Соловьева тоже есть.
Но как они поданы! Вспомните: Ходжа, никем не узнанный, сидит в чайхане или харчевне, а в другом ее углу самозванец-провокатор, выдающий себя за подлинного Насреддина, рассказывает о нем всякую чушь. Кончается, понятно, тем, что его разоблачают и выгоняют.
А вот составителям академического сборника ума и вкуса отличить подлинно народные истории от глупых наслоений, придуманных неизвестно кем, не хватило. И все - из-за пресловутого стремления к полноте.

Читайте Соловьева, друзья!
И меньше слушайте снобов-знатоков, свысока рекомендующих занудные никому не интересные кучи хлама.
Не повторяйте моих ошибок.